November 4th, 2013

promo navimann may 18, 2013 09:21 21
Buy for 10 tokens
В данном посте будет алфавитный указатель. Ссылки будут нарабатываться. Австралия Австрия ходит евро Азербайджан Аландские острова (территория Финляндии с шведским населением) ходит евро и шведская крона в наличке Албания Алжир Ангола Андорра ходит евро (не страна еврозоны, используе…

Беларусь. Так к чему это все ведет?

В предчувствии кирдыка.
Так как не аналитик, могу попробовать просто прикинуть к чему приведет в Беларуси текущее положение дел.
Основное ожидание - все ждут девальвации.
Collapse )
Ну вот где-то так. немного сумбурно... но как смог.

Общая рекомендация - укорачивать поводок своих денег и работа с надежными партнерами. Никаких одолжений, безпредоплат и прочего. Депозиты как себе хотите. Но на данном этапе уже не стоит смотреть на прибыльность процентов. Лучше искать банк понадежнее с малыми процентами\. если самим деньги "жгут руки".

ну и картинка от vova_91


А то все пишу-пишу про некий кризис...

Москва, цены на жилье с 2000г

Оригинал взят у kar_barabas в Глупые богатые и умные бедные (о российской недвижимости)
Александр Зотин видит пузырь на рынке московской недвижимости, а также в Гонконге, Париже, Риме, Лондоне...(комментарии здесь). Богатеи, которые раньше приобретали квартиры в кредит, и те, кто сейчас собираются, экономически безграмотны :)

Российские социологи выяснили: потенциальные ипотечные заемщики — финансово самые безграмотные. Те, кто уже взял ипотеку,— чуть грамотнее, а максимальный уровень этого показателя отмечен у тех, кто не собирается пользоваться этим продуктом.

Следствие: все владельцы московских квартир, кто не продает их сейчас, тоже безграмотные :)  Умные люди держат свои накопления в банковских депозитах.

Не удивлюсь, если при внимательном рассмотрении окажется, что про завышенные цены на московские квартиры говорят уже лет двадцать...Collapse )

О Греции в зоне евро

Оригинал взят у olga_euro в Проциклические эффекты в финансовой системе Греции
Завтра в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) состоится конференция «Экономическая и политическая ситуация в Греции: локальное и глобальное измерения». Тема моего выступления - в заголовке записи. Речь пойдет о том, как и почему переход на единую валюту снизил устойчивость греческой финансовой системы к внешним и внутренним шокам. В данной записи остановлюсь на двух факторах, ставших причиной чрезмерной кредитной экспансии: 1) сужение функций центрального банка и 2) кардинальное снижение стоимости заемных средств.

Сужение круга функций ЦБ. В начале 1990-х годов в число официальных задач Банка Греции дач входили: содействие достижению целей экономической политики, содействие росту производства, сдерживание инфляции, поддержание платежного баланса, либерализация банковской системы, развитие денежных рынков и рынков капитала. Гармонизация греческого законодательства с положениями Маастрихтского договора привела к тому, что с декабря 1997 г. главной целью Банка Греции стало только обеспечение ценовой стабильности.

Однако национальная денежно-кредитная сфера сохранила прежнюю специфику, в частности высокие и изменчивые темпы роста денежной массы (агрегат М3). На протяжении 1990-х годов в одни периоды агрегат МЗ прирастал на 5 - 7% в год, а в другие - на 15 - 20%. Для стабилизации ситуации на денежном рынке Банк Греции ограничивал кредитную экспансию. Так, в 1990 г. целевой ориентир для роста кредитов частному сектору составлял 15-16%, а государственному - 17,5 - 18,5%. В 1993  - 1999 гг. лимит кредитной экспансии колебался в пределах 5 - 9% в год. После того, как с января 2000 г. Греция вошла в зону евро, применение подобных инструментов стало невозможным. Как следствие объем кредитов, выдаваемых национальными финансовыми учреждениями местным нефинансовым учреждениям, начал разбухать. В 2002 г. общий прирост составил 10%, в 2003 г. - 6%, в 2004 - уже 12%, в 2005 г. - аж 22%, а на протяжении 2006 - 2008 гг. - по 14% в год. Особенно быстро росли кредиты населению - по 20 - 30% ежегодно.

Удешевление заемных средств.  До введения евро для Греции были характерны высокие темпы инфляции и, соответственно, высокие и волатильные процентные ставки (номинальные и реальные). Так, в 1990 г. ставка по кредитам овернайт составляла от 7 до 30% годовых, в 1992 г. она колебалась от 10 до 42%, а в 1993 г. - от 20 до 25%. С 1994 г. амплитуда нажала сжиматься, а сама ставка устремилась вниз, к концу 1996 г. она опустилась до 13%. Одновременно снижалась ключевая ставка Банка Греции: с 23% в июле 1995 г. до 13,5% в январе 1999 г. и 5,75% в 2001 г.

Крайне важно, что несммотря на радикальное снижение официальных показателей инфляции (с 24% в конце 1990 г. до 4% в 2000 г.), до введения евро в Греции не происходило существенного снижения стоимости денег на межбанковском рынке. Реальный процент (средний помесячный за вычетом ИПЦ) по краткосрочным банковским займам в драхмах для предприятий составлял в 1990 - 1994 гг. от 6 до 16%, а в 1995 - 1999 гг. - 12 - 14%.  В еврозоне же стоимость денег была радикально ниже - в два-три раза. Вступление Греции в валютный союз позволило национальным предприятиям брать кредиты под гораздо более низкий реальный процент не только у местных банков, но у банков других государств еврозоны.

Таким образом переход на евро сопровождался не только отменой количественных ограничений на объем выданных кредитов, но и их кардинальным удешевлением. Распространение общей для еврозоны (немецкой) модели денежно-кредитной политики означало демонтаж инструментов, позволявших корректировать проблемы, возникавшие в относительно слабой экономике с неустойчивой денежно-кредитной сферой и повышенной инфляцией.

Источники:
Voridis H., Angelopoulou E., Skotida I. Monetary policy in Greece 1990 – 2000 through the publications of the Bank of Greece. // Bank of Greece Economic Bulletin, № 20, January 2003.
http://www.bankofgreece.gr/Pages/en/Statistics/monetary/financing.aspx

Валютное эхо войны в Корее

Оригинал взят у olga_euro в Валютное эхо войны в Корее
Сегодняшние молодые люди слыхом не слыхивали о войне в Корее 1950 - 1953 гг. Между тем этот конфликт показал, как сильно были переплетены политика и экономика различных регионов мира даже 60 лет назад.

Можно ли представить, что начавшиеся 25 июня 1950 г. боевые действия на Корейском полуострове вызовут валютный кризис в Европе? Представить, конечно, можно, но объяснить механизм такого воздействия довольно трудно. Особенно, если учесть, что тогда действовал золото-долларовый стандарт, учрежденный Бреттон-Вудской конференцией 1944 г. То есть валютные курсы были фиксированными - это раз. К тому же валюты европейских стран не были конвертируемыми - это два.

Тем не менее, через три месяца после начала корейского конфликта созданный 1 июля 1950 г. Европейский платежный союз (ЕПС) оказался в состоянии кризиса. Кандидатом на вылет стала западногерманская марка. Как это случилось? А вот как. В войне с самого начала участвовали США, Советский Союз и Китай. По свидетельству президента Д.Эйзенхауэра, США всерьез рассматривали вопрос о применении ядерного оружия - чтобы принудить КНДР и Китай к заключению соглашения о перемирии [1]. В политических кругах Западной Европы сформировалось мнение о необходимости поддержать США в борьбе с "коммунистической угрозой". Это означало перспективу скорого перевооружения и роста государственных военных расходов.

Среди населения Западной Германии началась паника. Ведь послевоенные годы были для простых немцев временем нужды и лишений. Люди быстро смекнули, что новые военные расходы грозят дефицитом госбюджета и сокращением потребления. За несколько недель с полок магазинов смели все, что могло храниться: крупы, консервы, соль, сахар, спички... Хозяева магазинов неплохо зарабатывали на товарной лихорадке: цены взметнулись вверх, а вместе с ними многократно возросли объемы импорта продовольствия и ширпотреба из соседних стран. Торговый дефицит Германии стремительно нарастал. В октябре 1950 года (то есть за четыре месяца войны) страна израсходовала 300 миллионов долларов из установленной в рамках ЕПС квоты (овердрафта) в размере 320 миллионов долларов.

Для преодоления кризиса страны ЕПС выделили Германии дополнительный кредит в размере 120 миллионов долларов, наложили на нее обязательства о финансовых рестрикциях и разрешили на время ввести импортные ограничения. План спасения разработали швед Пер Якобсон (Per Jacobsson), бывший тогда экономическим советником Банка международных расчетов, а позже - МВФ, и британец Алек Кэнкросс (Alec Cairncross) - экономический советник Организации европейского экономического сотрудничества (ныне ОЭСР). Эксперты работали независимо друг от друга в течение недели. Когда обе программы были готовы, оказалось, что они во многом совпали. Это обеспечило широкую поддержку плана Советом управляющих ЕПC [2].

Еще одна деталь - для нынешней молодежи. Якобсон и Кэнкросс трудились по вечерам за одним большим столом, стоявшим в доме приемов Бундесбанка. С какой стати? Просто во Франкфурте-на-Майне не было гостиниц. Только не спрашивайте меня, почему.

Источники:
1.Торкунов А.В., Уфимцев Е.П. Корейская проблема: новый взгляд. М.: Издательский центр «Акил», 1995. С. 33.
2. Kaplan J.J., Schleiminger G., The European Payments Union: Financial Diplomacy in the 1950s. – Oxford: Clarendon Press, 1989.